Выбрать жизнь. История купцов Гусевых

Главная > Женские образы > Былое > Выбрать жизнь. История купцов Гусевых

Начало её идёт от места расположения их родового гнезда — Черевковский погост Устюжского уезда Вологодской губернии. Близость основных торговых путей: полноводной Северной Двины и проезжего тракта Устюг—Холмогоры, наличие обширных и доступных заливных лугов с сочной травой и многочисленные зарыбленные водоёмы, создали условия для опережающего развития волости. Позже, в сводках НКВД о восстании крестьян в 1919-м, она упоминается как «вторая Украина», хотя до вечной мерзлоты здесь было гораздо ближе, нежели до Киева.

poster1

Благоприятные условия способствовали становлению сельского хозяйства. Особенно это проявилось в мясном скотоводстве, чему способствовала обширная кормовая база и выведенная местная порода коров, отличающаяся большой продуктивностью и высокими вкусовыми качествами мяса.

В XVII веке погост из всех поселений уезда становится самым крупным по численности проживающих и занимает первое место в волости по сборам. Бурно развивается торговля. Появляются новые виды производств: приготовление солонины, выделка кож, рыболовство, изготовление муки, масла, льноводство, доставка грузов обозами и баржами. К 80-м годам 19 века Черевково становится центром мясосоления губернии. Солонина экспортируется в Германию, Голландию, Англию. Основными поставщиками этой продукции становятся братья Михаил Семёнович и Иван Семёнович Гусевы. В год ими заготавливалось до 1000 голов скота. Помимо этого держали торговые лавки, чайные и питейные заведения, большие складские помещения.

К 1908-му общий торговый оборот семьи составлял более 120000 рублей в год. Для сравнения, ежегодное денежное содержание чиновника среднего положения не превышало 200 рублей.

В феврале 1918-го, а именно тогда произошло утверждение советской власти в посёлке, Гусевых лишают прав, имущество реквизируется. В принадлежащих им ранее 8 домах располагаются учредительные органы. Из еды большой семье остаётся самая малость зерна, рассыпавшегося в ходе изъятия.

Но они выжили, приняв власть такую, какая есть — с её оголтелой ненавистью ко всему несогласному, вседозволенностью, бескультурьем. Более того, их сыновья приняли непосредственное участие в строительстве новой жизни, защищая её с оружием в руках.

Выступить против, либо просто эмигрировать их не заставили: ни имевшиеся средства за границей, ни нищенское существование, ни расстрел чекистами возле их семейного гнезда безоружных крестьян, требовавших защиты от продразвёрстки. Даже, когда в 1919 году началась интервенция и войска генерала Миллера, поддерживаемых Антантой находились в каких-то 100 км, а на юге, в двухстах километрах, красноармейцы с трудом отбивали натиск Колчака, семья Гусевых сохраняла молчание.

Что это — обречённость жертвы? Или вера в коммунистическое будущее? Нет, ни то и не другое. Торговый люд того времени, независимо от принадлежности к какому-либо сословию, понимал, что всякая власть хочет еды, питья и развлечений. Историческая мудрость решения купцов Гусевых в этом и состояла — пережить смуту, сохранить себя, детей. А когда обществу вновь потребуются их способности, начать всё сначала.

Не могли они знать, что этого придётся так долго ждать. Братья успели дожить до новой экономической политики, подтвердившей их правоту. Вот только предусмотреть возврат репрессий в 30-е года, коснувшийся их потомков, никак не могли, уйдя к этому времени в иной мир с надеждой на лучшее.

Торопов Сергей
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезды (1)